© 2015-2019"Интернет-издание Bérar", +16

Циники

August 23, 2015

     На скромной сцене, спрятанной под крышей  театра Моссовета, 20 августа 2015 года экспонировалась постановка режиссера Сергея Аронина -   «Циники».

 

«Циники» - забытое в наше время произведение. Мало кто сейчас сможет  назвать автора романа. И если Вы тоже не можете вспомнить,

я вам помогу  - автор романа прекрасный имажинист Анатолий Мариенгоф.

Конечно, если вы не знакомы с произведением и личностью автора - этот спектакль не ваш.

«Циники» - одна из самых элитарных постановок театра Моссовета, здесь  у Вас не получиться отдохнуть ...

 Здесь Вы должны стать участником театрального действия.

А почему?

Давайте разберемся.

 

У постановки присутствует девять граней экспрессии.

Грань первая  - это появление рассказчика. В произведении отсутствует герой, который  репрезентирует историю «пронзительного романа».

Режиссер для рассказчика выбирает Павла, профессора московского университета, друга главного героя.

Павел становится воплощением Мариенгофа, который сам хочет поведать истинную жизнь революционных годов. Единственное  -  чего не хватало Павлу для полного перевоплощения - знаменитой шляпы с фотографии писателя.

 

Грань вторая - инверсия. Действие спектакля начинается самого конца – с 1924 года. Создается кольцевая композиция, которую Владимир вместе Павлом начинают распутывать, как старый клубок багровой пряжи.

 

Грань третья - смена диалогов и действий. Многие значимые реплики были отданы рассказчику, и от этого они не потеряли своего блеска и смысла. Павел, ставшим слушателем, как и все зрители в зале,  и одновременно конферансье,  смог филигранно  предать многие проблемы "любовной лодки".

Присутствие авторских элементов и сокращение некоторых эпизодов нисколько не испортили спектакль, а наоборот улучшили. 

Мы не увидим Ольгу истекающей кровью - здесь она  станет вечной  статуей и на прощание подарит песню ...

И даже новость о том, что Владимир застрелился после смерти Ольги, внесла финальную точку во всю композицию. И, действительно, для театра это важный шаг с целью передачи полной трагичности и ухода из мироздания. Мы уходим, «а  на земле как будто ничего и не случилось».

 

 

Грань четвертая -  незначительная, но полностью повлиявшая на мое восприятие. Каждый год я перечитываю этот роман и всегда немного неглижирую братом Владимира - Сергеем.

« … Во всю правую щеку у него розовое пятно. С раннего детства Сергея почти ежегодно клали на операционный стол, чтобы, облюбовав на теле место, которого еще не касался хирургический нож, выкроить кровавый кусок кожи.

Вырезанную здоровую ткань накладывали заплатой на больную щеку. Всякий раз волчанка съедала заплату…»

И как я была очарована на спектакле, когда увидела «большевика» в  прекрасном исполнении Дмитрия Щербина.

 

Грань пятая - Мариенгоф - имажинист, но благодаря небольшим отступлениям актеры знакомят нас с другими направлениями.

Матвей Костолевский, Виталий Гриценко, Дмитрий Орлов  смогли оживить Есенина с «декларацией имажинизма» и Вадима Шершеневича  с «интимным».

Вы увидите небольшой кино-фарс  в  стиле Эйзенштейна, где узнаете лица главных героев.  Вы сможете услышать «Классические розы»  и «первые декреты  о свободной любви». Со многими знаниями знакомит нас конферансье, потому что в валидности знаний профессора никто не посмеет сомневаться.

 

 

Грань шестая - декорация. Белое полотно  с очертаниями полуразрушенной стены Китай-города и башнями Кремля излучает из себя потоки света через сотни мельчащих отверстий. Эта  туманная, напоминающая в некоторых в сценах сон, иллюминация создает весь лик очарования, в котором отсутствие водопровода и отопления  перестают замечать ...

 

Грань седьмая - паровозик из памятников. Какой талант и какое воплощение главы :

«…26

 
 

Совет Hаpодных Комиссаpов pешил поставить памятники:

Спаpтаку

Гpакхам

Бpуту

Бабефу

Маpксу

Энгельсу

Бебелю

Лассалю

Жоpесу

Лафаpгу

Вальяну

Маpату

Робеспьеpу

Дантону

Гаpибальди

Толстому

Достоевскому

Леpмонтову

Пушкину

Гоголю

Радищеву

Белинскому

Огаpеву

Чеpнышевскому

Михайловскому

Добpолюбову

Писаpеву

Глебу Успенскому

Салтыкову-Щедpину

Hекpасову…»

 

 

 

 

И даже Гоголь не первого образца, а уже советского!

За этот локомотив мне хотелось аплодировать стоя!

 

И, конечно, я не могу забыть шутку, ставшей явью в 1947 году: 

 

" Долгорукий   украл коня у Скобелева ".

 

Такие афоризмы нужно сохранять для потомков.

 

 

 

 

Грань восьмая - детали. Не перестаю удивляться особой чувственной любовью всего театра Моссовета к символам. Настоящий табачный дым, «любимый коньяк    Наполнена», единственная фарфоровая чашка на столе и некрашеные ногти Ольги (в исполнении Евгении Крюковой). Подумать, что за вздор! Некрашеные ногти! Но как вы ошибайтесь! Ольга - интеллигентный ангел, сохранивший самую нежную любовь к Владимиру, с бледной фолиантовой кожей не может быть изуродована краской на кончиках пальцев ...

Это же предрассудки нэпманш!

 

 

 

Грань девятая -  «Циники» - это антология русского романса. Насколько было приятно слышать музыку на  стихи Мариенгофа  и гениальное исполнение есенинских частушек о поэтах. И я держу пари, что многие в зале даже не догадались , кто автор этих слов. А жаль! Ведь такой изысканный подарок, который сделал нам режиссер нельзя не принять!

 

Самыми яркими из "циничной антологии русского романса" стали избранные стихи автора «Циников»:

 

« …хотел бы я в серебряные годы
старинной дружбою согреться
и умереть в хорошую погоду
за шахматами
от разрыва сердца.
и чтобы женщины 
с пучочками фиалок
по улицам бульварам
переулкам
шли за моим веселым катафалком
под ручку
будто на прогулке.
….

Как хорошо, что кровь
не бьет в мой лоб,
как в колокол,
тяжелым языком страстей
ты - около
хочу спокойно чистоту растить. 


это и есть любовь - 
собирать с тобой
золотое молчание.


Не было вас -
и не было сумерек,
не вздыхал вечер.
Я вышел на улицу,
разговаривающую шумом рек.
Глаза, как оплывающие свечи.
Ветер!
Нет, на Кузнецком я вас не встретил.
Только блудниц…»

 

И частушки Сергея Есенина « О поэтах»:

 

«…     Я сидела на песке
У моста высокова.
Нету лучше из стихов
Александра Блокова.

Пляшет Брюсов по Тверской
Не мышом, а крысиной.
Дяди, дяди, я большой,
Скоро буду с лысиной.

Ох, батюшки, ох-ох-ох,
Есть поэт Мариенгоф.
Много кушал, много пил,
Без подштанников ходил…»

 

 

 

 

«Циники» работы  Сергея Аронина - это дань незабвенному Серебряному веку.

«Циники»- это еще одна возможность гордиться за молодых русских режиссеров, которые возрождают забытое и не возводят возрожденное в  пост - модернизм.

 

 

P.s. Личная благодарность всем актерам, которые смогли мне помочь на один вечер погрузится в нэповскую жизнь и поверить в настоящую  " тайну любви"!

Увидеть спектакль вы сможете 25 сентября 2015 года. 

До встречи в театральных кулуарах!

 

Фото : Елена Лапина.

А.Б.

 

 

 

 

 

 

 

Please reload

Мы в соцсетях
 
  • Black Vkontakte Icon
Please reload

Новые записи

November 1, 2019

September 18, 2019

September 17, 2019

September 3, 2019

December 26, 2018

November 25, 2018

Please reload