© 2015-2019"Интернет-издание Bérar", +16

Les pages de la littérature

 А помните людей, которые говорили, что с вами навсегда?
                                                                                                                  Так вот. Они уже не помнят ваших имён.
   
   Резкий свист колес тормозящего поезда, снова заставил меня посмотреть в сторону эскалатора. Пуст…
   Сколько бы я не смотрел в его сторону, он всегда пуст, даже в самый час пик. 
   Станция номер шесть…. Или по-другому, станция самоубийц…
   За все семь лет, которые станция открыта, здесь прямо передо мной, в двадцати шагах, когда кончается платформа, и ты видишь блеск отполированных от крови, железнодорожных рельс, свою жизнь на попечение старой доброй подруги смерти, отдало более тысячи человек. Для этого у каждого была своя причина. Болезнь, измена, конфликт, депрессия, душевная рана, страх… Я помню как два года назад, когда я только начинал работать здесь охранником, на моих глазах прямиком под поезд бросилась пятнадцатилетняя девушка. Позже, когда в газете написали об её смерти, я узнал собственно и причину. Она была беременна, и из-за страха рассказать, об этом родителям, просто-напросто решила покончить жизнь самоубийством.
   После этого случая я решил, что постараюсь помочь людям с их проблемами, но…. Хуже стало только мне. Сам по себе я очень скромный человек и никогда многого себе не позволял, но моей характерной и отличительной чертой всегда являлось обвинения себя в том, в чем я даже не был виновен…. Но, я делал это. Я не мог иначе. 
   Так же произошло и здесь, чем больше я узнавал о проблемах самоубийц, тем больше во мне увеличивалось число грехов и обвинений, которые я взял на себя добровольно, даже зная то, что не виновен в них. Я винил себя за то, что не сумел отговорить их от самоубийства, хотя по большему счету, эти люди были как я. 
   Они ненавидели людей…
   Я научился этого избегать, не ненависти, нет, я до сих пор ненавижу людей, я научился просто ничего не чувствовать, кроме ненависти. В один прекрасный день, я просто-напросто отключил свои чувства, и понял, что, наконец, то, свободен. Словно груз весом в несколько тонн спал с моих плечей. И прохладный ветерок тут же подхватил меня и унёс далеко-далеко, туда, где тебе становится хорошо. 
   Так и сейчас, я ничего не чувствовал, я просто ждал, когда появится новый человек, и сказать ему одну единственную фразу: “А ведь ты тоже мечтал жить?” Я всегда произносил эту фразу будущему самоубийце и в ответ всегда видел несколько картин. 
   Либо слезы и всхлип с единственным словом “Да”, либо глаза, пустые глаза, которые будто бы и не знали, что такое настоящая жизнь, даже в самом маленьком её проявлении. Либо гримасу страха, и дрожащий голос говорил мне: “Я просто хотел или хотела быть нужным этому человеку” или же гримаса злости, больше ничего.
   Вновь свист, поезд медленно отбывает со станции, но она осталась пустой. Никто и никогда не сходит на ней. Большая часть людей считает, что это место проклято, но нет, прокляты сами люди. Проклята серая масса, прокляты те, кто сподвигает замечательных людей на расставание с жизнью. Как и сам мир…
   До прибытия следующего поезда осталось пять минут тридцать две секунды. Когда ты практически не видишь людей и весь рабочий день сидишь один, то невольно начинаешь заниматься всем, лишь бы ни сидеть без дела, так я. Я любил считать через сколько придёт поезд того или иного маршрута.
   Вот сейчас отбыл седьмой поезд один из трех идущих по этой ветке, следующий придёт как я уже и говорил через пять минут тридцать две секунды, точнее уже через пять минут двадцать пять секунд. Остаётся только ждать, и слушать тишину. Слушать ветер, который нарушает её, слушать жизнь, которой нет…
   До того как я стал таким человеком, я был вполне нормальным юношей, так же любил, так же видел мир как и все остальные, но с каждым годом все это менял и моей критический точкой стала отметка в семнадцать лет. 
   Именно тогда я понял, что больше того старого я, что был все это время больше нет. Я понял, что нет любви. Есть симпатия, есть игры в любовь, секс, глупые фантазии и мечты которые в итоге становятся причиной для депрессии, а сама любовь бывает только в сказках. Все это произошло и  со мной. Тогда я встречался с девушкой и, проснувшись однажды утром, я понял, что не люблю её, я понял, что любви нет, а все наши отношения это ни есть, что иное как обычная симпатия и та же игра в любовь…
   Именно в тот день я и понял, что умер… 
   Поезд, как и положено, прибыл точно в срок и вновь пустынную станцию заполнил свист от колес и едва слышимое шипение.
   Сначала меня это сильно выводило, и я закрывал уши, чтобы не слышать этого свиста, но чуть позже я привык. Привык к свисту, привык к звуку того как металлическое колесо разрезает человеческую плоть, привык как мертвое тело ещё парю сотню метров волочется по рельсам под поездом и в конечном итоге превращается в кашу. Привык…
    Следующий поезд прибывает через семь минут двадцать три секунды….
    Двадцать две…
    Двадцать одна…
    Двадцать…
   Поезд, стоящий на станции отбывает по расписанию…
   По старой привычке бросаю взгляд в сторону эскалатора и… Человек? Девушка… лет двадцати, двадцати трех. Точеная фигура в красном облегающем платье, заканчивающемся у колен, черные волосы, яркие голубые глаза, тонкие брови, красная помада на губах очень подходящая ей, белоснежная кожа…. И… Улыбка?  Как давно я не видел этого на лице. 
   Истинной улыбки, не того дерьма которое корчат на своем лице жители этого мегаполиса, нет. Улыбки человека, который по-настоящему счастлив. Увидев меня, она улыбнулась ещё шире и медленно направилась ко мне. 
   Лёгкий ветерок плавно колыхал её платье и развивал черные как ночь волосы.
- Привет – произнесла она, оказавшись рядом со мной.
- Здравствуй – произнёс я в ответ.
- Можно мне присесть здесь? – она взглядом указала на свободное место на скамье.
- Конечно…
   Она села, положила одну ногу на другую и перевела взгляд на меня.
- Через сколько прибывает следующий поезд?
- Шесть минут сорок секунд – так же монотонно ответил я.
- Спасибо – улыбка спала с её губ и она стала похожа на маленького ребёнка, которого опечалили тем, что его любимая игрушка потерялась. Но, даже не смотря на это, она оставалась самое красивой девушкой, которую  я только видел.
   Внутри меня что-то проснулось, что-то, что я забыл, что-то, чего я боялся… Симпатия? 
- Вот скажите мне, зачем мы живём? – она перевела взгляд в сторону конца платформы.
   Я понял, что она ещё одна…. Ещё одна, чей грех я возьму на себя…. Ещё одна, которая останется в моей памяти и лишь укрепит мое представление о том, что серая масса людей виновата в смертях таких как эта девушка.
- А разве мы живём? – я посмотрел на неё – не могу припомнить, чтобы я по-настоящему жил… - я вздохнул.
- А ведь вы правы – она вновь перевела на меня взгляд и улыбнулась – Пару часов назад сидела в своем офисе и поняла, что вовсе не живу, а только существую. Поняла, что все свои годы пыталась видеть мир прекрасным, но только разочаровывалась в нем. Поняла, что меня могут любить только за мою фигуру и деньги, которые я зарабатываю... – она вздохнула.
- Однажды я услышал такую фразу: “Жизнь на то и прекрасна, что коротка” – я перевёл взгляд в сторону платформы.
- А ведь я просто хотела жить – краем глаза я замечаю, как по её щекам текут слезинки.
   Почему из-за этого я с удвоенной силой почувствовал то, что находилось внутри меня. Оно рвалось наружу, рвалось на свободу… Оно мечтало показать себя и я почему согласился, так как знал, что произойдёт дальше.
   Это оказалась любовь…. Самая настоящая любовь, не та любовь с прекрасными фразами, цветами, подарками, обниманиями и поцелуями, нет. Я просто почувствовал, что хочу быть нужным. Быть нужным этой девушке.
- Всё, что я могу тебе дать, — это пустое место, пустое место в моем одиноком сердце – произнёс я и перевёл взгляд на девушку.
   Она тут же перестала плакать и посмотрела на меня. Счастье? Да, кажется это счастье в её глазах, таких же одиноких и пустых как у меня. Она смотрела на меня и медленно, очень медленно на её губах начала появляться улыбка, с которой она пришла сюда, решив стать свободной. Улыбка счастья.
- Я отдам тебе все сердце, только, пожалуйста, не бросай меня одну, когда прибудет поезд – девушка прижалась ко мне и из её глаз вновь потекли слёзы.
- Не брошу – впервые, впервые за десять лет, я улыбнулся истинной улыбкой. 
   Я вспомнил, что такое чувства и впервые ощутил, что такое по-настоящему любить. Так мы и сидели с ней все время, пока до прибытия не осталось меньше минуты.
- Нам пора – я улыбнулся и начал медленно подниматься.
- Да – она так же поднялась и, посмотрев мне в глаза, медленно поднялась на носочки и поцеловала меня.
   Поцеловала так, как целуются в последний раз, неаккуратно и может немного брезгливо, но в этот поцелуй она вложила все, что у неё осталось…. Все…. И я, отвечая на этот поцелуй, понял, что я нашёл, наконец, то, что пытался забыть. 
   Она оторвалась от моих губ и её щеки слегка покраснели… это мило….
   Мы стали на край платформы и я начал медленно вести отсчёт.
   Десять.
   Девять.
   Восемь.
   Семь.
   Шесть.
   Пять...
   Когда в туннеле послышался свист от колес и показался лоб поезда, я в последний раз посмотрел на ту, кого люблю и медленно шагнул вместе с ней вперёд. Последнее, что я увидел, была её прекрасная улыбка и глаза, говорящие мне только одно: “Спасибо”.

Please reload

Мы в соцсетях
 
  • Black Vkontakte Icon
Please reload

Новые записи

November 29, 2019

November 29, 2019

November 26, 2019

November 1, 2019

September 17, 2019

September 3, 2019

Please reload